Тина

1111====коррупция

Уголовное дело, рассмотрение которого затянулось на довольно длительное время, наконец-то, вступило в свою завершающую стадию в суде первой инстанции. Оно, безусловно, остается актуальным и во многом характеризующим состояние законности, учетной и финансовой дисциплины в ряде финансовых организаций Республики Беларусь. Тема противодействия коррупционным преступлениям, к числу которых относятся и преступления, предусмотренные ч. 3 ст. 424 и ч. 2 ст. 430 УК Республики Беларусь, частично характеризует государства и экономики сравнительно молодых государств, к коим можно отнести и нашу республику. Коррупция, как ржавчина, способна «разъесть», затормозить развитие и даже уничтожить государство изнутри. Именно поэтому руководство страны уделяет борьбе с данной проблемой общества столь серьезное внимание. Своевременное выявление таких фактов и привлечение виновных лиц к уголовной ответственности способствует защите общества и его граждан от коррупции и общественно опасных деяний должностных лиц, совершенных по службе посредством использования своих служебных полномочий, подрывающих принципы надлежащего управления и угрожающих моральным устоям общества. Наверно, об этом не всегда думают люди, которые стремятся пожить за чужой счет. Свидетельством тому и наша судебная «история».

На скамью обвиняемых попал человек, которого,преступником на первый взгляд назвать трудно – замков и сейфов эта женщина не ломала, никого не убила. Но, тем не менее, оказалась здесь. А все потому, что не устояла перед соблазном получить не свое, как только это предоставилось возможным. И, при этом, нашла оправдание своим неблаговидным поступкам. Как установлено в ходе предварительного и  судеб-ного следствия поуголовному делу, А. было предъявлено обвинение в том, что она в период времени с января 2009 по февраль 2010 года, работая в должности начальника центра банковских услуг (далее – ЦБУ) г. Слоним ОАО «Банк Москва-Минск», являясь должностным лицом, обладающим  организационно-распорядительными и административно-хозяйственными функциями, исключительно в связи с  занимаемым должностным положением, за благоприятное решение вопросов, входящих в ее компетен-цию, приняла для себя взятки денежными средствами и материальными ценностями от слонимчан М., Л., через З. от указанных лиц на общую сумму более тридцати семи миллионов рублей. Она распорядилась ими по своему усмотрению, на что указывают 26 эпизодов. Достигнув договоренности с М. и Л. о заклю-чении кредитных договоров на имя направляемых ими лиц в качестве кредитополучателей и поручи-телей, даже не осведомленных о хитрых намерениях, с использованием фиктивных справок от организа-ций и о распределении вновь выданных кредитных денежных средств для погашения кредитов, ранее взятых М. и Л., обвиняемая обеспечивала прием документов и положительное решение вопроса о выдаче кредита путем дачи указаний подчиненным сотрудникам ЦБУ на оформление кредитных досье и выдачу денежных средств. При этом, она достоверно знала о сокращенном графике работы сотрудника безопасности, требовала от него определенных заключений и проверок по кредитным досье после фактической выдачи денежных средств. Знала, что денежные средства по оформленным таким образом кредитам предназначены для М. и Л. Она же контролировала и осуществляла распределение выданных кредитов, погашая задолженность по ранее выданным кредитам. Позже в кассе ЦБУ получала от кассира остаток нераспределенных денежных средств, который составлял сумму взятки. А. совершила престу-пление, предусмотренное ч. 2 ст. 430 УК РБ. Она же, в период времени с июля 2009 по декабрь 2010 года, работая в должности начальника ЦБУ Слонима ОАО «Банк Москва-Минск», умышленно, вопреки интересам службы, из корыстной и иной личной заинтересованности, выразившихся в получении взятки и премиальных доплат, создании видимости благополучного положения в ЦБУ по выполнению плана достижения требуемых объемов кредитования, действуя в интересах своих знакомых М., Л. и В., оказывала им содействие в получении кредитных средств, используя свои служебные полномочия. А. давала указания подчиненным ЦБУ на оформление документов для заключения кредитных договоров и договоров поручительства с использование фиктивных справок о заработной плате, достоверно зная, что деньги по оформленным кредитам предназначены для М., Л. и В. Контролировала и осуществляла распределение выданных кредитов, не забывая погашать задолженность по ранее выданным кредитам. Таким образом, ОАО «Банк Москва-Минск» по просроченным платежам по основному долгу, по начисленным процентам, по просроченным процентам и прочим платежам причинен ущерб на сумму 393851220 рублей, что соответствует 11252 базавым величинам и является тяжкими последствиями в виде ущерба в особо крупном размере, т.е. совершила преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 424 УК РБ.
Допрошенная в судебном заседании обвиняемая А. вину не признала. Отказалась и от данных ею призна-тельных показаний во время предварительного следствия, показав, что к заключению кредитных договоров для подставных лиц в чужих интересах никакого отношения не имеет. Документы на их оформление принимались сотрудниками ЦБУ. Они же проводили проверку достоверности указанных в документах сведений. Никаких взяток от М., Л. и З. она не получала. Несмотря на то, что обвиняемая А. вину в совершаемых преступлениях не признала, ее вина подтверждается доказательствами. Так, согласно протоколу явки с повинной, она указывала на получение взяток от М. на сумму 10,9 млн. руб. за оказание содействия в выдаче кредитов. Затем изменила сумму взяток до 8,4 млн. руб. и попросила дополнить протокол явки с повинной. И позже указала на получение взяток от М. на сумму 8,4 млн. руб. Протокол явки с повинной и ее бъяснения брались с использованием видеозаписи, в ходе просмотра которой в судебном процессе было видно, что А. давала данные пояснения добровольно, никакого принуждения и давления со стороны сотрудников органов внутренних дел к ней не применялось, как указывает обвиняемая. Из данных видеозаписи достоверно усматривается, что лица, проводившие опрос, вели себя по отношению к ней корректно, никаких угроз в ее адрес не высказывали. Указание обвиняемой на то, что ей давали психотропные вещества, также не подтверждается. Правда, сама она по просила лекарство от боли в голове и выпила таблетку, находившуюся в упаковке. Опровергается и то, что она не читала название на упаковке. В ходе судебного заседания А. указывала, что копия ее ежедневника сфальсифицирована следствием, дескать, она никогда не вела подобных записей. Показания А. противоречат ее же собственным пояснениям, данным ранее в суде, с целью уйти от ответственности. Опровергла подсудимая и иные факты получения взяток, указанные на допросах. Свидетели же указы-вали, что перед заключением кредитного договора на очередное подставное лицо, все обстоятельства согласовывались с обвиняемой, уточнялся размер заработка и сумма кредита. Заранее оговаривалось, на кого будет заключен договор, к кому подставное лицо будет обращаться, и на какие цели пойдет кредит. Вместе с обвиняемой распределяли денежные средства. Такие разговоры велись как в помещении ЦБУ, так и по телефону. Опрошенные в судебном заседании свидетели, на которых были оформлены кредиты в банке, указывали, что они неоднократно приходили в помещение банка к обвиняемой, для того, что-бы переписать анкеты кредитополучателей и поручителей. Переписывались и справки о заработных платах. Такие показания давало большинство свидетелей, иногда даже незнакомых друг с другом. Из этого следует, что А. была осведомлена о получении кредитов на подставных лиц и принимала в их выдаче активное участие. Опрошенные по делу свидетели также указывали, что в банке у них сложилось впечатление, что их здесь уже ждали. Ведь на подпись им представлялся заполненный пакет документов. Оставалось только поставить подпись. Некоторые даже не представляли справки о заработной плате, поскольку такие уже находились в кредитных досье. Потерпевшая К. призналась, что была огорчена «открытием». Обратилась к А. с вопросом, почему на нее оформлен чужой кредит. И та пояснила, что в момент оформления кредита не работала и директором банка был другой человек. Хотя это не соответствовало действительности. О схожих ситуациях рассказали и другие потерпевшие. Они тоже поясняли, что после известия об оформлении на них кредита обращались к начальнику ЦБУ , пытаясь разрешить возникшую проблему. А в результате, после подписания документов, предоставленных А., становились кредитополучателями или поручителями. Причастность обвиняемой к получению кредита на имя К. подтверждает и тот факт, что в копии расходного кассового ордера напротив графы «получил» стоит подпись самой А. Она и сама не отрицала это в ходе судебного заседания, а позже изменила показания. Опрошенные в судебном следствии работники банка указали, что среди клиентов обвиняемой выделялись так называемые ВИП-клиенты, к коим относились названные выше М., Л., В. Им, по указанию руководителя, необходимо было уделять большее внимание и, в первую очередь, оформлять на их имя и имя приводимых ими лиц кредитные договора, даже при отсутствии кредитополучателя, на которого фактически оформлялся кредит. Эти факты опровергли показания А. о ее непричастности к выдаче незаконных кредитов. Подтвержден и тот факт, что А. присутствовала в кассе ЦБУ при выдаче кредитов на подставных лиц в интересах М., Л., В. Сама указывала кассиру, на чье имя осуществлять платежи по погашению задолженности, руководствуясь записями в ежедневнике. Остатки нераспределенных денежных средств по кредитам, оформленным по интересам знакомых и ее личным интересам, выносила из кассы ЦБУ и в последующем клала на депозитный счет в банке. При этом, обвиняемая забирала себе квитанции об оплате по кредитам на подставных лиц. На всех потерпевших были оформлены кредиты не только без их участия, но и без их ведома. Договора данными лицами не подписывались, что  подтверждается не только показаниями, но и заключением почерковедческих экспертиз. Значит, руководитель была достаточно осведомлена и даже более того… Кассир банка «Москва-Минск» показала, что некоторые кредитополучатели деньги по выданным на их имя кредитам в кассе названного банка не получали. В ходе обыска по месту жительства на имя ее знакомых обнаружены квитанции об уплате кредитов. Пояснения А. о том, что данные квитанции использовались для подсчета просроченной задолженности неубедительны. На всех «квитках» были печати кассы, а, согласно правилам банка, таковые передаются кассиром клиенту, а на хранение остаются те, что без печати. Обвиняемая указала, что в дни оформления кредитов отсутствовала на рабочем месте. Она, как и в иных случаях, завралась. Но очень настойчиво, в категорической форме отрицала свое участие в оформлении документов и при заключении данных кредитных договоров. Зато утверждала, что в ее обязанности входил только визуальный контроль сформированного кредитного досье. Действия других сотрудников банка она, мол, не контролировала. И эти показания обвиняемой легко опровергали положения должностной инструкции. А в ней указано, что руководитель осуществляет контроль за оформлением приходных и расходных кассовых документов и за оформлением документов для предоставления кредитов и подписанием расчетно-кассовых документов по совершаемым операциям, а также за выполнением сотрудниками ЦБУ их должностных обязанностей, осуществляя и функции последующего контроля. При оформлении кредитов на подставных лиц в интересах знакомых обвиняемая преследовала не только цель получения от них денежного вознаграждения, но и создания видимого благополучия деятельности ЦБУ, выполнения плана кредитования, доведенного областным управлением, и, в конечном итоге – получение премиальных доплат за выполнение данного плана. Намерения обвиняемой подтверждаются как предоставленными анализами деятельности ЦБУ, так и сведениями о премиальных доплатах обвиняемой. При сопоставлении процента выполнения плана кредитования и ее премиальных доплат отчетливо видно, что в месяцы, когда план выполнялся, у А. были начислены премии и наоборот. Это опровергает показания обвиняемой о том, что выполнение плана кредитования не влияло никоим образом на получение ею премиальных доплат. Показания опровергаются и ее должностной инструкцией. Желание личного обогащения А. привело к тому, что банку по незаконно выданным кредитам причинен ущерб на общую сумму 393851220 рублей, что считается особо крупным размером и чревато тяжкими последтвиями для любой организации. Действия обвиняемой принесли ущерб не только в денежном выражении, но и в деловой репутации банка. Образование большой задолженности случилось из-за незаконных действий начальника по выдачам кредитов на «подставных» в интересах подруг, о чем обвиняемой было известно. Вина А. нашла подтверждение и в анализе движения денежных средств по банковским вкладам на ее имя. Из имеющихся в материалах дела сведений видно пополнение ее валютных счетов через непродолжительное время после вменяемых ей эпизодов получения взяток. Обвиняемая в ходе всего судебного разбирательства утверждала, что деньги откладывала со своей зарплаты. А в последнем судебном заседании начала уточнять, что на ее счета клали деньги ее мать, а также были положены средства от продажи квартиры. Эти показания тоже ложные, ведь суммы поступлений всегда различны. А квартира была продана за несколько лет до поступления на счет денег. Кроме того, на имя ее матери были открыты свои счета, на которые поступали деньги, не соответствующие размерам пенсии. А обвиняемая объясняла, что денег у ее семьи постоянно не хватало, так как они нужны были на лечение дочери и на содержание матери – на покупку для нее лекарств. На это и шли средства. Часть полученных взяток обвиняемая перевела в валюту и положила на счета. На это она сама указывала во время предварительного следствия. Перечисленные доказательства в совокупности со всеми иными дали основание полагать, что А. виновна в совершении инкриминируемых ей деяний. Характеризующие материалы дела подтвердили, что женщина совершила преступление впервые. По месту ее жительства – положительные отзывы. А. имеет на иждивении несовершеннолетнего ребенка, и с этой точки зрения, не представляет большой общественной опасности для общества. Вместе с тем, совершение вменяемых ей преступлений, в результате которых людям был причинен материальный ущерб: пришлось оплачивать кредиты, которые не оформляли и, тем более, не использовали, характеризуют этого человека несколько с другой стороны. Присвоенные обвиняемой деньги – это, в конечном итоге, чей-то труд. Принимая во внимание, что обвиняемая вину в совершении инкриминируемых ей преступлений не признала, в содеянном не раскаялась, ущерб, причиненный преступлениями, не возместила, то оснований для смягчения вины не нашлось. А. признали виновной в принятии должностным лицом для себя материальных ценностей, предоставляемых исключительно в связи с занимаемым им должностным положением, за благоприятное решение вопросов, входящих в его компетенцию, либо за выполнение в интересах дающего взятку какого-либо действия, которое это лицо должно было или могло совершить с использованием своих служебных полномочий (получения взятки), совершенного повторно, т.е. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 430 УК РБ. Ее же признали виновной в умышленном, вопреки интересам службы совершении должностным лицом, из корыстной или иной личной заинтересованности действий с использованием своих служебных полномочий, повлекших причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан (злоупотребление властью или служебными полномочиями) и тяжкие последствия, т.е. в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 424 УК РБ. На основании соответствующих статей УК РБ обвиняемой определено наказание в виде пяти лет лишения свободы с конфискацией имущества, с лишением права заниматься деятельностью, связанной с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций на довольно длительный срок. Наказание она будет отбывать в исправительно-трудовой колонии общего режима. С нее будет взыскана в доход государства сумма принятых взяток в размере 37359700 рублей. Как будет удовлетворен и иск ОАО «Банк Москва-Минск» о взыскании с обвиняемой причиненного преступлениями материального ущерба. Придется ответить и за моральный вред, причиненный потерпевшим. Около шести с половиной миллионов рублей составили только процессуальные издержки. Сложно, а иногда и невозможно справиться с зависимостью от незаработанных денег. Тяга к ним обволакивает, как тина, душу. Вот и А., как только выдалась возможность попользоваться чужими деньгами, не устояла. Нашла для себя множество оправданий, наступила на горло собственной совести и стала незаконно пополнять собственные счета, распоряжаться нажитыми не ею средствами. Конечно же, ее иногда терзали сомнения. Но они оседали в мутной тине, и рука опять тянулась к чужому… И все же время расплаты наступило. Так и должно было случиться, иначе нарушится баланс справедливости.

Евгений КИЗЕЛЕВИЧ, старший помощник прокурора Слонимского района.
Анна ЦИВИНСКАЯ.

Ваш комментарий будет первым

Поделитесь своим мнением

  • "Слонiмскi Веснiк" 2018.
  • При использовании материалов гиперссылка (не закрытая от индексации поисковыми системами) на www.slonves.by - обязательна.