В Задворье хранят память

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Деревня Задворье, что в Павловском сельсовете размещается в живописной местности. Тут и озеро – прекрасная синеокая заводь, полная рыбы, и  хранящий тайны древний лес, богатый ягодами и грибами, и миниатюрные,  ладные крестьянские хатки, с резными коньками, покрашенными в яркие цвета. К сожалению, с каждым годом Задворье пустеет. Да, уходят люди… но, к счастью, не в небытие. О многих память остается на долгие годы.

ПРИЕЗД «РАДИСТОВ»

– Когда-то в Задворье, – рассказывает местная жительница, работник культуры Светлана Николаевна Снитко, – было многолюдно,  но жизнь внесла свои коррективы и сейчас число жителей значительно уменьшилось.  Много пустых домов, на которые больно смотреть, вспоминая, какие когда-то в них жили  хозяева, как резвились на улице дети, расходились по своим дворам коровки, когда стадо  возвращалось с пашни… Местные старожилы вспоминают лето 1958  года. Тогда в деревню приехали машины, привезли столбы, которые люди тут же стали  вкапывать. Молодые парни, которых все называли «радистами», смеясь, говорили сельчанам, что теперь радио будет не только в  правлении колхоза, но и в каждом доме. Что  будут они слушать песни и знать все новости  и события, которые произошли в огромной  стране. Старики недоверчиво переглядывались и, заслоняясь ладонями от солнца, смотрели, как «радисты» от столба к столбу натягивают провода.

ПЕСНИ В КАЖДОЙ ХАТЕ

И вот, наконец-то, в одном из домов, где  хозяин первым купил радиоприемник, собралось чуть ли не полдеревни. На лавке под  приемником, прибитом к стене, гордо восседал  самый старый житель деревни, дымил «козьей  ножкой» и через окно следил, как «радист»  доделывает снаружи «последние штрихи».
Наконец, парень вошел в до отказа наполненную комнату, повернул «язычок» в приемнике  и сказал: «Слушайте!».
Люди затаили дыхание. Но радио молчало.  Тогда еще никто из сельчан не знал, что паузы  между передачами длились несколько минут.  Было тихо. Слегка трещали радиопомехи.  Люди заволновались, заворочались… И тут  приемник ожил. Куранты пробили двенадцать  ударов, и диктор стал читать новости, которые  в полдень длились всего пять минут. Но какие  это были минуты… Минуты торжества и радости. Прогресс пришел в отдаленную деревню… Из приемника полилась музыка, запел  хор Пятницкого. Прошло много десятилетий,  а жители Задворья до сих пор помнят слова  песен, впервые услышанных по радио: «Неужели это я? Может алая заря, в небе улыбается, в речке отражается?!. На закате ходит  парень возле дома моего. Поморгает мне глазами и не скажет ничего…».
Люди, наконец, очнулись, стали обниматься.  У всех на глазах были слезы: «Да какая же  жизнь у нас теперь хорошая, до какой же радости мы дожили. Теперь песни будут в каждой  хате!»  Так плакали люди в 1958 году…

СО СЛЕЗАМИ НА ГЛАЗАХ

… Плакали жители Задворья и в 90-е. Когда  так же приехали в деревню машины связистов  и стали срезать те самые столбы и сматывать  провода. И хотя почти в каждом доме были уже  тогда и усовершенствованные беспроводные  радиоприемники, телевизоры и телефоны…  людям казалось, что вместе с этими столбами  из Задворья увезли и частичку радости.

20 ЛЕТ СПУСТЯ…

Жители Задворья и теперь, спустя двадцать  лет, с теплотой и благодарностью вспоминают  местного старейшину – Бориса Николаевича  Кашко, который много лет работал в колхозе  «Октябрь» заведующим производственным  участком. Спокойно, не спеша, с самого утра  обходил он дома, приглашая людей на работу.  А работы в колхозе, как и сейчас, хватало и  зимой, и летом: посеять зерновые, прополоть  свеклу, заготовить сено, поднять лен… Борис Николаевич помогал жителям деревни  во всем, был хорошим помощником и советчиком. Например, отмерили бригадиры в поле  колхозникам наделы для посадки картофеля. И  люди бросились отмечать свои границы. Кто камешков на свой крайний рядок положит, кто  ветку воткнет. А в процессе могли и повздорить,  потому что кому-то казалось, что сосед лишний  рядок себе забрал… Но в Задворье такого не  было. Не допускал Кашко никаких конфликтов.  Люди его решениями оставались довольны,  поэтому очень переживали, когда в 1993 году  Бориса Николаевича не стало.

ДОЧЬ – СТАРОСТА

Уже много лет в филиале «Павлово-Агро»  ОАО «Слонимский мясокомбинат» работает  диспетчером дочь Б.Н. Кашко – Зинаида Борисовна Лагутик. И хотя она проживает в деревне Новоселки, но любовь к своему родному уголку сохранила. Кроме всего прочего,  Зинаида Борисовна является старостой деревни Задворье. По ее инициативе и с ее  помощью вокруг местного кладбища несколько лет назад была поставлена красивая кованая ограда. Староста каждый год собирает  сельчан, чтобы привести в порядок это тихое  место. Вот и сейчас, перед днем памяти, уроженцы Задворья приедут из других городов и  деревень, чтобы вместе с местными жителями убрать на кладбище опавшую листву, подремонтировать оградки, поставить новые  букетики цветов на могилах родных.

* * *

Сейчас в Задворье в 33 домах проживает  80 человек (11 детей, 25 пенсионеров, 44 жителя трудоспособного возраста). Деревня  живет и строит планы на будущее. Хочется  надеяться, что в этом будущем не будет потерь… Почему мы начинаем ценить что-то  только тогда, когда это теряем? Ведь потом  начинаем каяться, винить себя за то, что свое  «некогда» превратилось в «никогда». Осень  – это своеобразное напоминание о том, что  приходит такое время, когда люди должны  пересмотреть свое отношение к жизни, времени и тем, кто живет рядом с нами.

Игорь ПРОКОФЬЕВ.

Ваш комментарий будет первым

Поделитесь своим мнением

  • "Слонiмскi Веснiк" 2018.
  • При использовании материалов гиперссылка (не закрытая от индексации поисковыми системами) на www.slonves.by - обязательна.