Куда уехал трактор?…

Согласитесь, что некоторые из нас упорно стремятся в “кресло”. Среди таких был и Владимир А. Правда, будучи наделен организационно-распорядительными и административно-хозяйственными функциями, а также правом отдавать подчиненным приказы и указания, обязательные для исполнения, искал лазейку для нарушения Закона. Выражаясь официальным языком, он “путем злоупотребления властью и служебными полномочиями и имея умысел на противоправное безвозмездное завладение имуществом предприятия и преследуя цель личного обогащения” похитил и хранил у родственников колесный трактор. Если конкретнее, то А. дал указание трактористу “осуществить транспортировку за пределы предприятия списанных основных средств и неоприходованных, как лом черных и цветных металлов трактора колесного МТЗ 80Л 1986 г.в. стоимостью 1,8 млн. рублей”, которые похитил, хранил и использовал в личных целях до изъятия сотрудниками милиции, причинив ущерб на сумму более 6,6 млн. рублей (около 190 базовых величин).

Обвиняемый виновным себя не признал. А в судебном заседании пояснил, что давал указание подчиненным осмотреть имеющуюся технику и составить список на списание, т.к. предприятию постоянно доводился план по сдаче черных и цветных металлов. Названные трактор с прицепом были признаны непригодными для использования. Они были оприходованы, как металлолом. Однако, на узлы, детали и лом технику
не разбирали и постановку их на учет не производили. Далее начинались оправдания, вызывающие у посвященных в детали иронию. Поскольку план по сдаче металлолома был выполнен, директор
“предполагал, что данный транспорт будет демонтирован при необходимости и сдан на металлолом”. Кроме того, директор, опять же, предполагал, что в процессе производственной деятельности при возникшей необходимости замены какой-либо детали, ее можно заменить деталью со списанной техни-
ки. Ведь трактор и прицеп выработали свой ресурс. Высказал директор и свои предположения насчет того, что с территории предприятия технику могли похитить, т.к., несмотря на то, что ее охраняет сторож, двор здесь достаточно большой, за всем не уследишь. Дескать, уже бывали случаи хищения металлолома, могли позариться и на трактор. Кроме того, пожарная служба не позволила бы хранить такую технику в подобных условиях. Именно в связи со всем выше сказанным, руководитель посчитал не-
обходимым перегнать трактор с прицепом в деревню к родственникам. Мол, умысла на совершение хищения он никогда не имел, иначе – скрыл бы “происхождение” трактора и его заводской номер. Но он же этого не сделал. Не стоит забывать о том, что в любой момент трактор и прицеп “могли быть ис-
пользованы в интересах предприятия”. Однако – не использовались. Поэтому, как говорится, позвольте вам не поверить… Свидетели подтвердили, что указанная техника, действительно, была списана. Трактор был снят с учета в Гостехнадзоре, прицеп с учета не снимался. Разборку списанной техники не производили, т.к., по словам главного инженера, вначале в этом не было необходимости: трактор с прицепом хранились на предприятии, затем – исчезли. Куда их забрали и по чьему указанию, никто, кроме руководителя и тракториста, не знал. Номер с пропавшего прицепа перевесили на другой прицеп. Те же свидетели подтвердили, что ранее случаев краж с территории предприятия не было. Трактор был “на ходу”, до деревни, где его оставили на хранение, доехал без проблем. Когда спустя время хозяин двора,
где хранилась техника, попробовал ее  завести, то тоже сделал это запросто. Более того, этот человек использовал трактор с прицепом при выполнении сельхозработ. Вспахал земельные участки себе и соседям. И разрешения на это у А. не спрашивал. Осенью на тракторе подвозили убранный с поля
картофель. Вина А. подтверждена рядом письменных материалов: приказом на списание транспортных средств, записями в журнале на выбытие основных средств, протоколом осмотра места происшествия и т.п. Из письма “О порядке списания основных средств” управления ЖКХ облисполкома следует, что после списания техники в УП обязаны были составить акт, подтверждающий факт ее разборки. Это не было сделано. Уточнено наименование похищенного: речь шла не о тракторе МТЗ 80, а об МТЗ 80Л. В соответствии с Уставом предприятия, директор несет персональную ответственность за сохранность имущества и его эффективное использование. Оценивая добытые доказательства в их совокупности и исследовав материалы уголовного дела, суд счел вину А. доказанной полностью. Являясь долж-
ностным лицом, путем злоупотребления властью и служебными полномочиями, завладел имуществом (хищение путем злоупотребления служебными полномочиями). На наличие преступного умысла указывают не только действия А. по отгону техники, но и желание скрыть ее местонахождение. Руководи-
тель просил механизатора “не распространяться” о перегоне трактора. Утверждения бывшего руководителя о том, что собирался передать технику, как лом, суд счел несостоятельным. Как
и то, что тракторист выезжал за территорию предприятия с… путевым листом или его желание в дальнейшем передать технику, как лом, в соответствующие организации. Показания обвиняе-
мого, как отрицание вины, расценено как желание избежать ответственности за содеянное.
На основании ч. 1 ст. 210 УК РБ А. назначено наказание в виде двух лет лишения права занимать материальноответственные должности и должности, связанные с выполнением административно-хозяйственных функций со штрафом в доход государства в размере 250 базовых величин. Трактор с прицепом переехал на старое место.

Алексей ГОТОВЧИЦ. 
Анна ЦИВИНСКАЯ.

Ваш комментарий будет первым

Поделитесь своим мнением

  • "Слонiмскi Веснiк" 2018.
  • При использовании материалов гиперссылка (не закрытая от индексации поисковыми системами) на www.slonves.by - обязательна.