Митрополит Павел: Когда будет живая вера, тогда мы поймем, что Господь рядом с нами

========12 (1)

Впервые после избрания на кафедру Белорусской Православной Церкви Жировичский Свято-Успенский монастырь посетил митрополит Павел. Случилось это 10 января. В этот день после литургии Владыка ответил на некоторые насущные вопросы.
– Владыка, это первый Ваш  визит в Жировичи? насколько Вам понравилось пребывание здесь?
– Это не первый мой визит – второй. Первое посещение было в  1988 году. И то, что я увидел сегодня, искренне радует и сердце, и душу. Поразительно, что произошло  за это время. Мне особо приятно посещать здание семинарии, видеть, как оно преобразилось. Много наслышан о Минских семинарии  и академии. Школа выполняет свою основную миссию, она помогает людям найти путь ко Христу. Семинария и академия готовят будущих пастырей Русской Православной Церкви, и они в первую очередь,  должны знать ориентиры духовные,  должны знать Священное Писание,  историю нашей церкви. Основываясь на опыте церкви, они сами должны идти и вести за собой паству по евангельскому пути в Царство Божие. Такая основная задача  наших священнослужителей.
– До приезда в Беларусь Вы  тепло отзывались о Псково-Печерском монастыре. Вы говорили, что для Вас это любимое  место. Поменялись ли предпочтения после посещения Жирович?
– Я думаю, нет. Надо учитывать  тот период, когда я находился в монастыре. Я пока еще не знаю Жировичский монастырь так, как знаю Псково-Печерский. В то время, когда я там жил, там жили настоящие  старцы, святые люди. Я видел множество чудес, которые Господь совершал благодаря молитвам этих  старцев.
Я очень много в своей жизни видел монастырей. И на Афоне неоднократно бывал. Но скажу, Псково-Печерский ближе моему сердцу.
– В своих интервью Вы рассказывали о чудесах исцеления…
– Их очень много. В Псково-Печерском монастыре был такой  случай. Я шел на трапезу. Смотрю,  в детской коляске две женщины везут мальчика-инвалида. Так получилось, что подошли они ко мне, рядом никого из братии нет. Одна из женщин говорит: «Батюшка, батюшка! Можно Вас на минуточку? Мы  приехали из Питера. Вот у нас ребенок… Он с детства был нормальным, а потом с ним что-то случилось. Видите, его парализовало, он весь скрюченный. Ему совсем недавно явился какой-то старец и сказал, езжайте в Псково-Печерский  монастырь и обратитесь к отцу Павлу, и он его исцелит».  Я знал, что у нас  другого Павла нет.  Павел я один. Говорю: «Вы не ищите  Павла, я знаю его,  он сейчас на послушании. А потом, вы  лучше к нему не ходите! Вы лучше сейчас идите в храм,  там у нас есть мощи преподобномученика Корнилия.
Вы мальчика приложите, преподобномученик Корнилий вам поможет».  Показал куда идти,  а сам со  своим келейником пошел  на трапезу.
Закончилась трапеза, мы выходим. Из пещеры храма прибегает один из послушников и говорит:  «Слушайте, сейчас там такое произошло!» «А что произошло?» «Говорят, привезли какого-то мальчика, скрюченного, парализованного,  кое-как подняли к мощам преподобномученика Корнилия, приложили  и мальчик после этого встал. Понимаете, они сейчас там все – кто  плачет, кто поет, идите туда». Это  наглядно: мальчик поверил, что ему  действительно явился во сне старец и сказал: «Вот иди туда, там с  тобой произойдет чудо».
Это такая обитель, где что ни  день, то какое-то событие. Почему?
Потому, что самая настоящая духовная жизнь происходит у людей  – они молятся, живут благочестиво,  как подобает православному.
А на Афоне? Путешествуя по  Афону, с нами каждый день чтото происходило. Такое ощущение,  что Матерь Божия все время где-то  рядом. Она все время нас видит и  куда-то ведет. Когда будет такая живая вера, живое общение с Богом,  тогда мы поймем, что Господь действительно рядом с нами.
– У каждого есть свой путь  к Богу. Кто-то приходит раньше  к нему, кто-то – со временем. У  Вас были такие моменты, когда  Бог подсказывал, что вот – это  ваша дорога?
– После того как я вернулся из  армии, так случилось, что попал в  аварию. Я лежу на больничной койке, открыл глаза и увидел на столе  книгу. Она называлась (до сих пор  помню, хотя прошло уже более 40  лет) «Явление мертвых живым».
Я ее, что называется, в одно мгновение прочитал и вдруг стал понимать, что Господь все время был  рядом со мной. Просто я не замечал Его, автоматически делал то,  что говорили родители – «молись,  проси Бога, чтобы тебе Господь  помогал».
Мы настолько засуетились, настолько увлечены сиюминутными  делами, что просто не замечаем,  что Господь, правда, всегда с нами. Самое главное, что мы должны делать, – никогда не ложиться  спать, не помолившись, не попросивь Бога, чтобы Господь благословил наступающую ночь пройти  благополучно и восстать от одра.
Встал утром, перекрестился: «Слава тебе, Господи, слава тебе». Поблагодари Бога, хоть кратенько скажи, чтобы Господь тебя сохранил,  чтобы Господь тебе послал ангела-хранителя. А если еще прочитаешь утренние молитвы, прочитаешь Евангелие, обратишься к Богу,  у тебя весь день будет проходить  под благословением Божьим, под  покровом Божиим.
– Образ матушки меняется со  временем? 
– У нас есть разные взгляды на  само слово «матушка». Мы иногда  употребляем слово «матушка» не  совсем там, где традиционно употребляли. Обычно, матушками называют инокинь, тех, кто подвизается в монастырях. Вот они – матушки, инокини. Мы иногда именуем  жен священников матушками.
Что касается несения креста  супруги священника – это особый  разговор. Сегодняшний мир требует особого уровня священника.
Он должен быть образованный,  тактичный, эрудированный. Но даже эти качества отходят на второй  план по сравнению с теми христианскими качествами, которыми  должен обладать священник. Священник, как я уже сказал, должен  знать путь в царствие Божие. Чтобы священник умел и любил служить и проповедовать. В священнике должно быть главное качество – снисходительность, любовь, сострадание к пастве.
Супруга у священников несет  очень тяжелый крест. Она тоже  должна понимать, что ее супруг  – священник. А значит, она даже внешним видом не должна подавать повода для соблазна. Значит,  она должна быть скромной, смиренной, кроткой, не должна увлекаться какими-то светскими формами жизни. Везде должна проявляться скромность.
– Ваше отношение, Владыка,  к Интернету, современным коммуникациям?
Сегодня Интернет, можно сказать, вошел во все дома, стал неотъемлемой частью нашего общества. Но к нему нужно относиться  очень серьезно. Я, допустим, тоже  пользуюсь Интернетом. Меня интересуют новостные, исторические,  справочные разделы.
Но посмотрите, что сегодня в  Интернете происходит? Интернет  сегодня превратился в клоаку. Конечно, и в этой клоаке можно что-нибудь доброе и хорошее найти,  но ведь не все ищут доброе и хорошее. А на страстях, низменных  качествах испорченной природы  человека зарабатывать себе капитал – преступно.  То, что происходит в социальных сетях – это вообще какой-то  мрак. Мне сказали, что в Интернете появились какие-то очередные  статьи против священнослужителей и епископата. К нам обращаются прокомментировать это. Я в этом случае всем говорю: «Я через Интернет жалобы не принимаю. Жалоба может быть рассмотрена только лишь в том случае,  если вы сами лично принесете ее  к нам в епархию и подтвердите документально эти обвинения». У нас  есть такой термин – презумция невиновности. Пока вы не докажете,  нельзя считать человека преступником. Потом суд рассмотрит и примет решение. Вот после решения  суда можно будет сказать человек  виновен или нет.
Сегодня любую грязь можно написать, в Интернет выплеснуть. И  все! В одном письме и следствие,  и суд, и приговор. Облили грязью,  а потом отмывайся. Не надо воспринимать эту грязь за чистую монету и сразу же ставить клеймо на  личности того или иного человека.
Надо быть предельно осторожным!  Конечно, те, кто пишет эту грязь, должны понимать, что они за это  дадут перед Богом очень серьезный ответ.

Игорь ЗИНЧЕНКО.

Ваш комментарий будет первым

Поделитесь своим мнением

  • "Слонiмскi Веснiк" 2018.
  • При использовании материалов гиперссылка (не закрытая от индексации поисковыми системами) на www.slonves.by - обязательна.