А совесть спит

Не могла не обратить внимание на одну из российских телепередач последних дней. Сюжет шокировал, думаю, не только меня. Здоровенный детина-сынок выбросил на мороз родную мать – «переселил» в холодный, неотапливаемый гараж, на двадцатиградусный мороз. Не пережил такого “сюрприза” родной отец: покончил с жизнью. А мать даже не упрекала сына, все думала, когда сделала серьезное упущение в воспитании, почему же ее «кровинушка» стал таким жестоким. Свет не без добрых людей. Нашлась «теплая» крыша и для брошенной матери. Но она, по-прежнему, не может успокоиться, отмаливая грехи сыночка.

Самая загадочная и непонятная штука – это наша жизнь. Ее не предугадать, не объяснить, не предсказать, не подготовить заранее, не оправдать, не осудить, да и прощения за грехи не вымолить до конца. И, наверно, больше всего мы боимся ее печального финиша – болезненного, одинокого, всеми забытого существования. Уготовано такое, чаще всего, не за «грехи молодости», не за наши пресловутые эгоизм и безразличие в отношении к близким, а, скорее, даже наоборот. Те, о ком всегда болела ваша душа, убедившись в беспомощности стариков, теряют сострадание и стараются переложить заботу на чужие (государственные) руки. И это в лучшем случае… Мария родила и воспитала троих детей. Последнего поднимала одна, потому что благоверный встретил «настоящую» любовь – молодую, интересную, и очень подленько сбежал к другой. Так и не дождалась семья помощи от кормильца. Вся забота о детях легла на мамины плечи. В ситуации, когда едва хватало на хлеб с молоком, казалось, и дети медленно подрастают. Знакомы были женщине и бесконечные подработки, и «выбивание» алиментов (ведь бывший поспешил создать новую семью и завести своих детей). Отцу (в прошлом немалого семейства) удавалось так подделать документы, согласно которым, он то совсем “не работал”, то получал на работе мизер. Вообщем, открещивался от семьи, как мог. Худо-бедно ребятишек она подняла. После базовой школы они спешили поступать, чтобы скорее получить специальность и пойти на свой хлеб. Только меньший доучился в школе до выпуска, сразу пошел в армию. А вернувшись, подался на заработки. Пробыл там недолго, но испортиться успел основательно. Пристрастился к спиртному, работу менял чуть ли не ежемесячно. Все искал, где полегче, да денег побольше платят. А таковых, как известно, не бывает. Сынок больше отдыхал, чем работал. Душа Марии не переставала за него болеть. Пару себе младшенький так и не нашел. Не спешили девчата выходить замуж за лентяя и пьющего, пусть даже и симпатичного молодого мужчину. Мать и сама пробовала ему кого-нибудь посватать, но из этого ничего дельного не получилось.
Годы шли. Мать и сын становились все старше. К Марии подобралась коварная болезнь, на которую она первоначально не обратила серьезного внимания. Лечения избегала, надеясь на то, что все само собой утрясется. Не утряслось… Вскоре женщина слегла. Время от времени она попадала в больницу. Тогда у сына наступали тяжелые времена: жить было не на что. Ему так не хватало маминой… пенсии. В отсутствие хозяйки даже вещички кое-какие на продажу выносил. И их покупали.
И вот здесь хотелось бы остановиться, чтобы обратить внимание на людей, самым бессовестным образом завладевающих чужим имуществом. Никто из них не думает, что запросто может попасть в подобную ситуацию. В погоне за «дешевкой» такие люди закрывают глаза на то, откуда она взялась. Но на чужой беде еще никто не разбогател, а вот расплата за содеянное непременно наступала. Бесплатный лакомый объедок непременно вставал поперек горла тому, кто на него позарился. Ведь чаще всего вещи забирают у людей нуждающихся, для которых любой «товар» не лишний, а трудом нажитый.
Теперь Мария совсем беспомощная и очень нуждается в поддержке младшего сына, как, впрочем, и остальных детей. Ему бы устроиться на работу, подлечиться от пагубной зависимости, оглянуться вокруг и понять, что теряет что-то невозвратимое. Жизнь изменить, если очень захочешь, никогда не поздно. Но для этого необходима крепчайшая сила воли человека. А таковой у ее сына нет. Он плывет по течению, совершенно не сопротивляясь обстоятельствам и не пытаясь помочь ни слабеющей на его глазах матери, ни самому себе.
Правда, утверждать, что этот человек совсем потерял совесть, рановато и не совсем верно. Когда голодная мать просит поесть и плачет, пьяница начинает «звонить во все колокола», обращается к знакомым и даже в социальную службу с просьбой: «Покормите мою маму». Но сам сделать хоть самую малость для беспомощной женщины не желает, мол, для этого есть специальные люди. Они и должны заботиться о бедных. Так объясняет свое вопиющее безразличие к самому родному человеку некогда (да и теперь!) самый любимый сынок.
А где же остальные дети? Они, как и муж предали женщину. У них свои семьи, свои дела и заботы. До матери «отпрыскам» – никакого дела. Вырастила всех – и на том спасибо. Все уверены, что матери должен помогать младшенький. А то, что он упорно не исполняет сыновний долг, эти потомки как будто и не видят. Хотя их не раз призывали к милосердию в отношении к родной матери уговаривали, стыдили. Но не помогли увещевания. Имея троих детей, которым в равной степени отдавала свое здоровье, одинокая женщина продолжает страдать. И не потому, что когда-то была плохой матерью, женой, стала – бабушкой.
Она отдавала всю себя, без остатка ребятишкам, не жалея свою материнскую любовь и душевную щедрость и отказывая себе, практически, во всем. А взамен не получила ничего. Понятие «одинокие старики» все смелее входит в нашу жизнь, в жизнь людей, которые всегда славились сердечностью и душевной щедростью. Одинокие – не потому что прожили жизнь один на один с собой. Одинокие потому, что их бросили и забыли, переступили, как через ненужную вещь. Так большим детям спокойнее, удобнее, лучше. А значит, мать их не потревожит сама. Так пусть потревожит собственная совесть.

Анна ЦИВИНСКАЯ.

Один комментарий к заметке “А совесть спит”

  1. Владимир Шебзухов
    29.07.2015 at 10:18 #

    Совесть
    Владимир Шебзухов

    — Остались мы с тобой одни.
    Нет никого средь нас, двоих.
    Тебе вопросы задавать,
    Поверь, не буду боле.
    Ну, ты даёшь, ни дать, ни взять!
    Сумей лишь честно мне сказать
    А совесть в курсе дел твоих?

    — А, как же… Совесть – в доле!

Поделитесь своим мнением

  • "Слонiмскi Веснiк" 2018.
  • При использовании материалов гиперссылка (не закрытая от индексации поисковыми системами) на www.slonves.by - обязательна.