Последний ветеран из Василевич

++++IMG_1016

Николай Романович Сосновский – ветеран Великой  Отечественной войны. Шестнадцатилетним пареньком дошел до Кенигсберга, там был контужен, вернулся в родную деревню. Женился, воспитал шестерых  детей, построил дом, посадил вокруг яблони.
В этом же доме, окруженном яблонями, он и живет  до сих пор.
Он – последний ветеран войны из деревни Василевичи.

Его лицо в окне  увидела, как только открыла калитку. Он смотрел  прямо на меня,  и, подойдя ближе, я улыбнулась  и кивнула головой. Старик, не  отвечая, продолжал молча смотреть, и тогда я, открыв дверь, вошла в дом.
На пороге меня встретила хозяйка и объяснила, что муж не видит теперь почти  ничего. Узнав, что хочу  поговорить с ним  о войне, он заволновался и, казалось, даже разозлился на меня.
Но почти сразу он стал потихоньку вспоминать, и разговор наш  все-таки состоялся.
Николаю Романовичу Сосновскому в этом году исполнится 86  лет, он, как и многие люди в таком возрасте, имеет увесистый список болезней: дает о себе знать контузия, сильно ослаблены зрение и слух.
Но внешне годы пощадили его. В чертах лица еще читается былое обаяние молодости, взгляд его почти белых глаз строг, он седой, морщины покрывают лицо и руки, он высок и статен, и можно  сказать, красив, но именно той, благородной красотой, которой в  старости удостаиваются немногие.
Ему было тринадцать лет, когда началась война, и он почти  сразу стал жить по ее правилам. Сначала находил для партизанского отряда оружие, которым после массового отступления  войск была усеяна земля и особенно река Щара, где переправлялись наши солдаты, многие из которых утонули. Потом и сам  стал партизаном. Когда бригада соединилась с Красной Армией, он в составе теперь уже 120-ой гвардейской стрелковой дивизии освобождал Зельву, Волковыск, Берестовицу, Белосток. Под Кенигсбергом получил  тяжелое ранение, был демобилизован.  На родине его никто не встретил. Родную сестру Николая Романовича угнали в Германию (теперь она живет на Украине), брат  погиб на фронте в Карпатах, не стало оставленного без присмотра отца-инвалида.
Но он был жив и был молод, и жизнь брала свое.  Через четыре года он женился на девушке из своей деревни,  родились дети.

– Шестеро детей у нас: три дочери и три сына; 13 внуков и 16  правнуков, – сказала Мария Павловна, жена ветерана.

– Дом вместе построили, деревьев насажали, 66 лет прожили вместе. После войны Николай Романович работал в колхозе полеводом,  потом строителем, слесарем. Мария Павловна трудилась на колхозном поле. Держали хозяйство: корову, свиней, кур.

– Теперь только я, он и кот, – добавляет хозяйка.

– Дети разъехались. Но для нас все делают, каждую неделю приходят, помогают.
– Что дедушка ваш любит, какие у него пристрастия? – спрашиваю у хозяйки.
– Все любит, и от ста граммов не отказался бы. Но врачи не разрешают, – говорит она.
Машина скорой помощи частенько останавливается у этого дома. Николай Романович уже два раза лежал в больнице, и только  благодаря профессиональному врачебному уходу удалось одержать победу еще в этих двух его боях.
Он видел кровь и смерть, испытывал страх и боль, любил, работал как все. Теперь он, окруженный большой семьей, живет в доме,  который построил своими руками. Жалеет ли он о чем-либо?
– Жалеет, что рано потерял родных, – говорит Мария Павловна.
– Да еще хотелось бы, чтобы этот дом дети не продавали, чтобы труд наш их еще долго радовал.
…Он держится, и пусть подольше хватит его сил, пусть щадят  его воспоминания и болезни, пусть будет окружен заботой и любовью и пусть не раз еще увидит он, как возле дома распускаются  розовым цветом яблони, которые когда-то посадил.

Екатерина ВЕСЕЛУХА.

Ваш комментарий будет первым

Поделитесь своим мнением

  • "Слонiмскi Веснiк" 2018.
  • При использовании материалов гиперссылка (не закрытая от индексации поисковыми системами) на www.slonves.by - обязательна.