Тайны обувного дела

Если попытаться одной фразой охарактеризовать жизненный принцип мастера по ремонту обуви Ганаата Хангулиева, то это стали бы слова: «Иди и делай». Качественно. Добротно. Как для себя. Слонимский мастер в разговоре с корреспондентом «СВ» рассказал, как у него получается соответствовать этому девизу, приоткрыл тайны обувного дела и поведал о том, кому никогда не попадется плохая обувь.

Чтобы попасть в мастерскую к Ганаату нужно по длинной лестнице спуститься в небольшое подвальное помещение. Именно там, в скромной по размерам комнате с окнами у самого потолка, разместил свою нехитрую обстановку и самодельный инструмент мастер-самоучка из Нагорного Карабаха. Он дарит обуви вторую жизнь уже тринадцать лет, а до этого и не думал, что когда-нибудь овладеет этим ремеслом.
– Родом я из Нагорного Карабаха. В восьмидесятые начинал водителем в автобусном парке в Гомеле, потом получил инженерно-строительное образование в России, жил в городе Камень-на-Оби. Через несколько лет судьба забросила в Новогрудок. Там-то и решил обувным делом заняться. Открыть свое дело получилось не сразу. Я позже даже посчитал, сколько раз пришлось приезжать в Слоним, пока, наконец, получил разрешение и зарегистрировался как предприниматель. 63 раза – 63 попытки заняться своим делом! – говорит Ганаат.
Не сразу нашлось подходящее помещение. А когда определился с местом, времени на раскачку себе не давал, вывеска на двери «Ремонт обуви» появилась сразу же. Стала формироваться клиентская база. Первые полгода – год людей было немного.
– Первое время работал на голом энтузиазме. Как таковой рекламы не делал, люди сами обо мне друг другу рассказывали. Лучшая реклама – качественная работа. Довольный клиент имеет привычку возвращаться уже с другими заказами, многие рекомендуют меня своим знакомым. Поэтому работаю на совесть.
– Кому по силам будет это ремесло? – спрашиваю я.
– Считаю, что любой осилить сможет. Ведь в этом деле главное терпение. А это качество при желании любой в себе воспитает.
Ганаат специально не учился нигде, все своим опытом, старанием и способностями. Откуда они – и сам не знает.
– Не было в семье у нас таких мастеров. Помню, дед мой шил из кожи для нас обувь на шнурках: «чарых» называется. Надеваешь шерстяной носок, наверх чарых – и вперед. Это был единственный пример обувного дела в моей жизни. Всего своим умом и желанием добивался. Вот даже инструменты для работы и необходимое оборудование делал сам. А то, что это мое призвание – не скажу. Знаю, что если бы пришлось – так же старался и любую другую работу делать. Строитель, водитель – да все что угодно.
Пока же Ганаат ставит набойки, перешивает старую обувь, меняет профилактику и становится настоящим мастером психологии.
– Вот вы спрашиваете, что самое сложное в работе, – продолжает он. – Самое сложное, отвечу я вам, это взять заказ. С людьми общаться. Разные приходят клиенты. За столько лет работы уже научился людей по первому взгляду понимать. К каждому стараюсь подход найти. Однако точно никогда не знаешь, где споткнешься. Вот, например, была у меня несколько лет назад клиентка: набойки на сапоги набить надо было. Все сделал, она забрала сапоги, а потом вернулась и упрекать стала, что не те сапоги вернул. Ругаться не стал, отдал деньги за работу. Однако урок для себя вынес. Вот и получается, что иногда работаешь весь день, а итоги – ни финансовый, ни моральный – не радуют. Но, к счастью, такие люди встречаются редко.
– За годы работы еще один вывод для себя сделал: хорошему человеку никогда плохая обувь не попадется, – делится наблюдениями Ганаат. – По обуви можно даже характер определить. У того, кто следит за обувью, как правило, и в жизни все складывается удачно. А тот, кто не может найти время обувь почистить – к успеху не стремится. Поэтому тем, кто хочет измениться, я бы посоветовал начать с малого – ухаживать за своей обувью. Обувь – лицо мужчины. Поэтому чистая всегда должна быть, наполированная. Странно иногда бывает видеть, какую обувь в ремонт люди сдают. Однако каждого чистоплотности не научишь, да я и не пытаюсь.
– Часто сами обувь покупаете?
– Покупаю редко – ходить особо некуда. Все больше на работе время провожу. А когда покупаю, беру хорошую, добротную, чтоб дольше носилась и вид имела.
Режиму работы Ганаата не позавидуешь: ремонтом в основном занимается сидя, согнувшись над работой, при слабом освещении. Садится зрение, неизбежно случаются мелкие травмы.
– Так все же удовлетворение от работы получаете?
– Конечно, когда руками работу выполняешь, и результат только от твоего мастерства зависит, то и стараешься за двоих. Хорошая работа – отличное настроение. И я ведь не только из-за денег работаю. Тут и реакция клиента большое значение имеет. Люди благодарят за хорошую работу, а я от них энергией заряжаюсь. Каждому будет приятно, когда твоя работа по душе пришлась. Человек еще раз придет. А если есть недовольные – такое тоже случается в нашей профессии – долго не могу забыть, сильно переживаю.
Однако работа для Ганаата Хангулиева далеко не единственная радость в жизни. Подрастает у мастера маленький сын – в нем главная отрада и вдохновение этого человека. С ним он молодеет душой, вместе учится познавать мир, забывает обо всех проблемах и тревогах.
– На данный момент ничего не стал бы менять в своей жизни. Все устроено удобно для меня и для семьи. Поэтому пока есть возможность – буду своим трудом людям пользу приносить.

Екатерина ВЕСЕЛУХА.

Ваш комментарий будет первым

Поделитесь своим мнением

  • "Слонiмскi Веснiк" 2018.
  • При использовании материалов гиперссылка (не закрытая от индексации поисковыми системами) на www.slonves.by - обязательна.