«Я очень верю, ты придешь с войны»…

+++крас++IMG_1474

У Софии Михайловны Красношапка самая ценная и бережно храннимая вещь – письма мужа Александра с той далекой войны. Вообще, она хранит, как реликвию, все весточки от “половины” еще с тех времен, как они познакомились на БАМе. У этого сельского библиотекаря из Драпова такая богатая биография, что о ней впору роман писать. Правда, будет он с грустным эпилогом. Уже девятнадцатый год, как самого любимого и незабвенного человека нет рядом. Она постоянно пересчитывает дни их вечной разлуки, но, пожалуй, не было еще того дня, когда бы женщина не вспоминала суженого-ряженого. Слишком сильное чувство объединило их в одну семью. Она никак не может смириться со столь ранней потерей. В сердце, как заноза, застряла нескончаемая боль. И не дает покоя ни днем, ни ночью.

Еще в далеком 1975-м красавица София Хопец после школы отправилась в Ленинград, где в Выборге  устроилась работать на приборостроительный завод. Но пробыла там недолго, так как в это время начался настоящий ажиотаж: молодежь устремилась на новую Всесоюзную стройку – БАМ. Как же Соня могла не поучаствовать в этом важнейшем деле, если считала  участие в стройке своим прямым долгом. Сама судьба предоставила ей возможность для осуществления высокой мечты: ее включили в число кандидатов (а потом и членов) отряда “Комсомолец  Ленинграда”. Но только после определенного экзамена  инициативная девушка попала на БАМ.

Географию названий Петровск-Забай-кальский, Белогорск, Бада и др., что в Амурской и Читинской областях, знает теперь не понаслышке, потому что там проходил срочную службу ее Саша. Хотя бамовцев в армию не призывали, Александру Красношапке пришла повестка, так как появилось в их безоблачной жизни такое понятие, как “Афган”. Конечным адресом ее молодого солдата стала “полевая почта”. Ее и теперь обдает холодом от значения этих двух слов, т.к. ее муж тоже принимал участие в военных действиях в составе ограниченного контингента советских войск в Афганистане. И только в 1981 году вернулся к семье. И какие же нежные письма писал он из этого пекла своей жене, называя Соню не иначе, как Солнышком. Они ведь и поженились на БАМе, буквально, накануне призыва. В теплых и нежных посланиях он мало рассказывал о службе, все больше спрашивал о тех, кого оставил на родине. И почти в каждом письме посылал любимой стихи, которые были сочинены как будто специально для них двоих. Вот только одно из четверостиший:

И если смог я разобраться

В пути, которым трудно шел,

Меня спасало любви чувство,

Что я в разлуке приобрел.

Да, молодой муж обязательно повторял, что его чувства разлука только укрепляет. Он переживал, что не участвует в воспитании сына. В письмах непременно обращался и к малышу. Эти слова отца стали для всех сыновей напутствием.  Вот некоторые строки: “Мы с тобой должны жить красиво: людей не обижать, но и себя в обиду не давать; маму нашу любить – ту, которая дала тебе жизнь и со мной свою жизнь разделила. Жизнь стоит того, чтобы жить. И ее надо прожить так, чтобы ты гордился прошлым. Счастья тебе, сынок!”. И обращения к Саше-младшему тоже подкреплял строками замечательных стихов. Казалось, где только мог находить их солдат на необъявленной войне.

Вернулся домой Александр Красношапка как раз в День Победы. Вся деревня встречала этого не по годам повзрослевшего на войне украинского паренька. А Соня бежала за автобусом, в котором он прибыл к ней и сердце выскакивало из груди. В висках стучала одна мысль: “Главное, что живой”. Эти двое долго стояли, обнявшись, не проронив ни слова, как будто не могли наглядеться друг на друга. Это ее сильная вера привела любимого домой.

В 1990-м у них уже было три сына: Саша, Женя и Антон. Отец еще мечтал и о дочке. Но его мечтам помешал сбыться все тот же Афган. Когда Антошке исполнилось пять лет, папа тяжело заболел. Лечился, но улучшение не наступало. На состоянии здоровья сказался проклятый синдром Афганистана. В итоге – неизлечимая болезнь. Через 15 лет после возвращения с войны Александра Ивановича Красношапки не стало…

В Озерницком сельсовете его запомнили, как яркого, трудолюбивого и умелого человека и прекрасного семьянина. Здесь он работал прорабом. Дважды избирался депутатом местного Совета. Сельчане зачислили его в свои земляки. И детей Александр Иванович старался научить всему, что умел и любил сам, а главное – наказывал помогать тем, кто рядом. Софии Михайловне врезался в память эпизод, когда младшенький, Антон, впервые “заменил” папу. Это было на утреннике в детском саду. Когда пары родителей закружились в танце, Антошка подошел к маме и… пригласил ее на танец. У нее на глазах заблестели слезы.

Семья Красношапки всегда мечтала, если не вернуться, то хотя бы побывать еще раз на БАМе, который познакомил их и стал местом рождения семьи.

Городок Гоуджекит остался только точкой на карте, куда пока никто из семьи не ездил. И вряд ли уже поедет. История семейной жизни оборвалась, едва начавшись…

Так и осталась молодая женщина одна с тремя детьми на руках. На чужую помощь не рассчитывала, тянула лямку сама. Мальчишки давно выросли и стали в свою очередь крепкой опорой маме. Тезка отца – подполковник Вооруженных Сил РБ, повысил образование, окончив командно-штабной факультет Военной академии. По стопам папы пошел средний, Евгений – инженер-строитель. Уже подарил маме внучку Амелию. А всеобщий любимчик Антошка уже специалист “Охраны”. Мужчины свято выполняют заповедь отца: “Если не сделал людям добра, день прожит зря”. Папа всегда учил их любить людей, окружающую природу – любить жизнь. Мама не может нарадоваться своими детьми. И тоже благодарна мужу, что они, такие славные, есть у нее и бабушки. Уверена, что все лучшее у детей – от отца.

Не меньшим уважением у сельчан, чем когда-то муж, пользуется и нынешняя глава семьи – София Михайловна Красношапка. Главным качеством этой женщины близкие и друзья называют готовность прийти на помощь людям. Она любит свою работу библиотекаря и старается использовать в обслуживании читателей самые прогрессивные методы. К ней постоянно приходят люди и находят в библиотеке место интересного отдыха. Сама себя эта женщина называет романтиком, умеющим сопереживать.

Спустя несколько лет после смерти своего Богом данного ей мужа она прочла в газете стихотворение “Афганские письма”. Призналась себе, что это именно о них. Переписала проникнутые светом строки Георгия Пальчевского и повторяет их, как молитву, обращенную к своему единственному:

А может ты и жив, и невредим.

И вышел победителем из боя.

И часто вижу я такие сны:

Мы – молодые, как жених с невестой.

Я очень верю – ты прийдешь с войны,

Мы навсегда с тобою будем вместе.

Но еще дороже Софии Михайловне Красношапка слова, сказанные младшим сыном: “Я счастлив и горд, что в моей судьбе был такой хороший, любящий отец”.

Анна ЦИВИНСКАЯ.

Фото Игоря ПРОКОФЬЕВА.

Ваш комментарий будет первым

Поделитесь своим мнением

  • "Слонiмскi Веснiк" 2018.
  • При использовании материалов гиперссылка (не закрытая от индексации поисковыми системами) на www.slonves.by - обязательна.