Закрашенная жизнь. История наркоманки: «Пока жива – жива надежда»

Сдержанный макияж, ухоженные волосы, опрятный внешний вид – глядя на нее и не скажешь, что за плечами сорокалетней Ники (так она попросила себя называть) больше двадцати лет наркоманского стажа. За эти годы она перепробовала разные виды наркотиков, узнала, что такое тюремный срок. Последние несколько лет Ника живет с ВИЧ, оставаясь при этом любящей и любимой дочерью своих родителей. Корреспондент «СВ» встретилась с Никой и узнала подробности этой истории из первых уст.

Она росла в обычной советской семье интеллигентов. Ходила как и все дети в школу, хорошо училась. В компании ее сверстников-подростков всем хотелось выделиться, стать центром внимания, проявить лидерские качества. Однако большого различия между ребятами не было. Все одинаково одевались, смотрели одни и те же фильмы, жили в приблизительно похожих условиях.

«Обратить на себя внимание было довольно сложно. Вот молодежь и старалась как могла. Кто-то хорошо учился, занимался в секциях, кто-то курил, выпивал. В моей жизни где-то к шестнадцати годам появился опий. В СССР же все делали вид, что наркотиков нет: о них не говорили, не писали. Это было необычно и позволяло чувствовать себя не таким как все», – рассказывает Ника.

Наркотики создавали иллюзию беспечной, богемной жизни. Тогда Нике казалось, что наркотики делают ее «круче», позволяют обрести более высокий иерархический статус среди сверстников.

«Сам факт того, что ты сумел достать что-то недоступное, неизвестное и дорогое делал тебя особенным. Курили ацетилированный опий обычно в подвальчиках или на квартирах, когда не было родителей. Ощущения? Ну какие ощущения. Казалось, что ты королева, что все вокруг твои подданные. Ощущения полного космоса, полета, восторга, эйфории», – говорит моя героиня.

Только несколько лет назад Ника поняла, что за иллюзию богемной жизни она заплатила высокую цену – предала, закрасила свою настоящую жизнь, мечты и планы. Тогда же казалось, что привыкания нет, что Ника полностью контролирует этот процесс. Хочет – курит, не хочет – не курит.

После школы поступила в медицинское училище, получила профессию медсестры и стала работать в больнице. Парадоксально, но продолжая покуривать, Ника по роду деятельности занималась профилактикой наркомании и ВИЧ, работала волонтером Красного Креста.  Спустя какое-то время первый раз ввела наркотик через шприц, вот тогда и появилась зависимость.

«Первые двенадцать лет родители не догадывались ни о чем. То ли мне удавалось так хорошо все скрывать, то ли они были слишком заняты своими делами. В общем, когда все вскрылось, было уже поздно», – вспоминает Ника.

О зависимости вскоре узнали на работе, Нику уволили. По ее признаниям, увольнение было воспринято с тревогой только лишь потому, что пропал постоянный источник дохода. И теперь покупать наркотики, без которых уже не могла жить, было не на что.

«В то время приоритеты были расставлены неправильно, – признается Ника. Я думала тогда: зачем деньги, если их нельзя потратить на наркотики? Работала для того, чтобы было на что их купить. Денег не стало, начали ходить по деревням, выпрашивали у бабушек мак. Так какое-то время удавалось выкручиваться. Вскоре и  эта дверца закрылась. Стала подворовывать, за кражу получила первый свой срок».

Ее общий тюремный стаж насчитывает восемь лет, последний срок она получила за хранение наркотиков, освободилась год назад.  В двухтысячных Ника заболела ВИЧ-инфекцией.

«Конечно, я все прекрасно знала о профилактике ВИЧ,  старалась быть аккуратной, брать только новые шприцы, и все равно не уберегла себя. Заразилась самым быстрым способом – через шприц», – говорит она.

Неоднократные попытки преодолеть наркотическую зависимость положительного результата не дали. Наркотик оказался сильнее.

«Зависимость очень сильная и прогрессирует с каждым днем. Я не раз пыталась порвать с наркотиком, но всегда возвращалась, – рассказывает Ника. – Сейчас я сожалею о том, что из-за несформированного сознания я сломала себе жизнь и лишилась возможности создать семью. У меня нет мужа, не будет детей. И я уже смирилась с этим».

– Почему все-таки дети пробуют наркотики?

– Из собственного опыта могу сказать, что пока родители думают, как прокормить семью, дети предоставлены сами себе. У них редко интересуются, как они проводят досуг, чем увлекаются, с кем дружат. Вот  дети и развлекаются, насколько им позволяет фантазия.

– Что бы вы посоветовали подросткам?

– Никогда в жизни не прикасаться к наркотикам! Человека, который предложил косяк со спайсом, можете сразу считать своим злейшим врагом, даже если раньше вы долгое время дружили.

– Каким видите свое будущее?

– Часто говорят, что наркоманы – люди без будущего. Но пока мы живы – жива и надежда. Очень хочется жить так, как живут обычные люди. Но старые друзья, компании все время тянут назад. В самых смелых мечтах я хотела бы работать, может быть даже врачом. Если бы могла начать все с начала, то бежала бы подальше от наркотиков. Сейчас единственная радость в жизни – это родители, они мои лучшие друзья, моя поддержка. Для них я живу.

Екатерина ВЕСЕЛУХА.

Ваш комментарий будет первым

Поделитесь своим мнением

  • "Слонiмскi Веснiк" 2018.
  • При использовании материалов гиперссылка (не закрытая от индексации поисковыми системами) на www.slonves.by - обязательна.