ЛИКВИДАТОРЫ РАССКАЗЫВАЮТ О КАТАСТРОФЕ

С момента катастрофы на печально известной на весь мир Чернобыльской атомной станции прошло уже 29 лет, но события,связанные с ликвидацией последствий радиационной аварии и память о ее жертвах,продолжают волновать жителей Беларуси.

В числе ликвидаторов были и работники Слонимского РОЧС Петр Иванович Буркало и Валерий Михайлович Нестер, с которыми накануне памятной даты побеседовала корреспондент «СВ».

УХОДИЛИ ДОБРОВОЛЬЦЫ…

OLYMPUS DIGITAL CAMERA– Помню, как пришел начальник нашей пожарной части, – вспоминает Петр Иванович Буркало, – и сказал, что нужны добровольцы для ликвидации последствий аварии на ЧАЭС. В нашу сводную группу вошли шесть человек. Сначала нас отвезли в Гродно, а уже оттуда всех вместе, то есть три военизированные отделения, Гродненское, Лидское и наше, отправили в пожарную часть города Хойники, который находился в непосредственной близости к зараженной зоне. Каждому отделению дали по машине. Я был командиром Слонимского отделения. Все тогда были молодые. Только Александр Герасимчик был постарше и его уже, к сожалению, нет в живых.

Петр Иванович помнит всех своих сослуживцев-ликвидаторов и может рассказать о судьбе каждого из них. Он уверен, что пребывание в Чернобыльской зоне, в конечном итоге, негативно сказалось на их здоровье. У каждого ликвидатора был дозиметр, которым он мог измерить уровень радиации. Кроме этого, были накопители, по которым можно было узнать, сколько рентген накапливалось в организме.

– Работать можно было по 12 часов, – продолжает Петр Иванович, – больше медицина запрещала. Ночевали мы в Хойниках, а утром обычно было построение, затем заправляли полные баки бензином, заливали полные отсеки воды и выезжали в тридцатикилометровую зону. Бывало, что заезжали и в десятикилометровую зону. В основном тушили горевшие торфяники. В каждой деревне стояли УАЗики с курсантами, которые следили за порядком, пресекали мародерство.

СЛУЖБА В ХОЙНИКАХ

По словам П. Буркало, однажды на Хойницком хлебозаводе вспыхнула вентиляция, и слонимское отделение оказалось на месте раньше других. Слонимским спасателям удалось быстро потушить пожар, за что они были награждены Почетными грамотами.

– Помню, в одной из выселенных деревень мы нашли собаку, – рассказывает ликвидатор. – Она исхудала, высохла, подняться не могла, мы накормили ее и отвезли в Хойники. Возле нашей части находилось озеро, в которое мы выпускали спасенных маленьких, черненьких болотных черепах. Очень много рыбы было в водоемах… Была такая история. У нас в машине внезапно закончился бензин, а мы находились очень далеко от Хойников. Связь тоже, как назло, оборвалась. Но наш водитель не растерялся – залил в бак воды, бензин в баке поднялся, и мы благополучно доехали до нашей части.

Нужно отметить, что в Слонимском РОЧС сложилась целая династия Буркало. Отец Петра Ивановича – Иван Макарович отдал пожарной службе 31 год своей жизни. В РОЧС служили его старший брат Александр Иванович Буркало и его супруга – диспетчер дежурной службы Нина Васильевна. По стопам родителей пошли племянники Петра Ивановича – Сергей Александрович и Михаил Александрович Буркало.

В ЗОНЕ РАДИОАКТИВНОГО ЗАРАЖЕНИЯ

OLYMPUS DIGITAL CAMERAВ 28 км от железнодорожной станции Хойники в городском поселке Брагин служил в 1986 году уроженец д. Окуниново Валерий Михайлович Нестер. В тот  год он окончил Львовское пожарно-техническое училище МВД СССР и молодым лейтенантом попал по распределению в Гомель, а оттуда – на ликвидацию последствий катастрофы на ЧАЭС в Брагин.

– В Брагине я служил в должности начальника караула пожарной части, – вспоминает Валерий Михайлович. – Мы охраняли городской поселок, в котором проживало около 10 тыс. человек, и патрулировали зону в 50 км от  Чернобыля. Все население со стороны Припяти было выселено. Несколько деревень находились рядом с поселком Комарин. Я помню, как в самом Брагине, в начале августа 1986 года, солдаты в парке убирали верхний слой земли и деревья. Все время чувствовалась легкая головная боль, сухость во рту и першение в горле, видимо, радиация давала о себе знать… Жара тем летом стояла такая, что даже от осколка бутылки могло произойти возгорание. Тогда часто горели лес и торфяники. Мне запомнился сильный пожар в выселенной деревне, где бурьян был в человеческий рост. Тогда на место приехал почти весь Гомельский гарнизон. Пожар тушили сутки.

В результате катастрофы на Чернобыльской АЭС вся территория Брагинского района подверглась радиоактивному заражению. Были отселены 52 населенных пункта, 9 из которых захоронены. В 1989 году многие семьи сослуживцев В. Нестера были отселены из Брагина. Прошли годы, теперь, по словам Валерия Михайловича, который был недавно в Брагине, поселок – красавец, и о былой трагедии ничто не напоминает. Сегодня в поселке проживает около 5 тысяч человек. Построены жизненно необходимые объекты – газопровод, станция обезжелезивания воды, новый корпус больницы с пищеблоком, жилые дома.

У Валерия Михайловича Нестера двое детей и двое внуков, которые знают и гордятся тем, что их отец и дед был в числе тех, кто помогал людям и устранял последствия той страшной аварии.

Марина ПРОКОФЬЕВА.

Чернобыль1

НА ФОТО:1986 г. Сводная группа работников РОЧС (слева направо):  верхний ряд — Анатолий Шепшук, Петр Буркало, Василий Дейко, нижний ряд – Александр Герасимчик, Владимир Чеботаренко и Александр Сидорик.

Ваш комментарий будет первым

Поделитесь своим мнением

  • "Слонiмскi Веснiк" 2018.
  • При использовании материалов гиперссылка (не закрытая от индексации поисковыми системами) на www.slonves.by - обязательна.