Ломаши: то, что не сломать и не забыть!

100 лет назад, 1 января 1919 года, в Смоленске на 1-ом съезде Коммунистической партии (большевиков) Беларуси был обнародован Манифест Временного рабоче-крестьянского советского правительства республики, в котором Беларусь провозглашалась “свободной независимой Социалистической Республикой”, закреплялись основные положения ее общественного и политического строя. Оглядываясь назад, мы можем с уверенностью сказать, что юбилей БССР – это не какая-то абстрактная дата, а реальный отрезок нашей славной истории, которую строили и создавали наши деды и отцы. Это наглядно можно проследить на примере деревни Ломаши Сеньковщинского сельсовета.

Сегодня мы продолжим наш рассказ.

ИМЕНА НА ПАМЯТНИКАХ

Рядом с Ломашами, у поворота на животноводческий ком-плекс “Восток”, находится сельское кладбище, на котором со-хранилось много захоронений XIX века. Здесь можно увидеть не только массивные чугунные кресты на могилах, но и разо-брать надписи на покрытых ржавчиной металлических плитах.

Благодаря этим надписям, сегодня мы можем узнать, кто жил в деревне 100 и более лет назад. Например, здесь похоронен отставной майор галицкого егерского полка Степан Степанович Баньчук (1820-1873 гг.), мещанка Елисавета Михайловна Леждей (1841-1888 гг.), крестьяне Фома Бутырчик (1793-1875 гг.) и Мак-сим Якимец (1852-1904 гг.) и т.д. На памятниках местные фами-лии: Третьяк, Яговдик, Бабило, Свирепик, Ковальчук, Ломпик… Когда-то в старину это кладбище было исключительно Ло-машовским, но в послевоенное время повелось так, что в его северной части хоронят жителей Костровичей, а в южной – Ло-машей. Сейчас местное население, в основном, православ-ного вероисповедания, но раньше здесь жило несколько се-мей католиков.

ЖИЛИ СКРОМНО…

В предвоенные годы в Ломашах жило около 150 человек.

– У нас в деревне все постройки старые, – рассказывал ста-рожил деревни Петр Еремеевич Третьяк (1932 г.р.), которого, к сожалению, недавно не стало в живых. – Многие дома были построены еще при царе, а другие – при поляках. После вой-ны здесь только я строился, да еще в конце деревни были по-строены новые дома. Раньше, до войны, все жители Ломашей жили единолично, бедно и скромно. Мой отец Еремей Никола-евич Третьяк умер рано – в 45 лет. А в семье у нас было пять детей: я, три брата и сестра. Чтобы выжить, нужно было помо-гать матери. Мне было 9 лет, когда отец умер. И нам со стар-шим братом пришлось брать плуг и пахать. Это было настоя-щее мучение. Мы вдвоем “качалися” на том поле, потому что ни брату, ни мне не хватало сил пахать. В деревне были ра-ботящие мужики, но нанять их нам было не за что. Мы все по-могали матери. Нужно было косить, пахать и цепом молотить.

Вот каким тяжелым трудом хлеб доставался.

В Ломашах, в основном, достаток у всех жителей был оди-наковый. У кого было больше земли, тот немного выделялся, а все остальные жили скромно. Да и что он выделялся? Такой хозяин день и ночь работал и спал в хлеве. Потому что нуж-но было все успеть: сечку нарезать, смолотить, скотину накор-мить, да целый день пахать.

НАСТОЯЩИЙ ИНТЕРНАЦИОНАЛ

В Ломашах испокон веков жили люди разных националь-ностей: белорусы, русские, поляки, евреи и т.д. – настоящий интернационал. – Моя мама Антонина Карловна была родом из деревни Острово Зельвенского района, – вспоминал П.Е. Третьяк. –

Ее отец Кароль, немец по национальности, приехал на Сло-нимщину из Германии. Земли у них хватало. Часть участка досталась матери в приданое, а часть мой отец купил. Пе-ред войной отец приобрел землю у деда моей жены Вален-тины Степановны. Тот переехал на большой хутор у деревни Низ. Так что у нас тоже был немаленький, аккуратный надел. “За польским часом” в Ломашах жили евреи Айзек и Ше-вель. Земля у них была. Айзека я хорошо помню. У него была “крама” на дому, где он торговал семечками и табаком. Другой еврей – Шевель-стеклорез работать на земле не хотел. Утром садился на “ровар”, сантиметр на плечи и ехал стеклить окна.

Целыми днями “катался” по деревням. Тем и жил.

ГОДЫ ЛИХОЛЕТИЙ

Многие старожилы с болью в сердце вспоминают страшные годы фашистской оккупации. – Гитлер душил нас дальше некуда, – вспоминал Петр Ере-меевич. – Немец приходил с автоматом и забирал последнюю курицу во дворе. Заглядывали и наши местные “бродяги”, ко-торые пошли в полицаи. Все грабили. Стреляли за любую ме-лочь. Слово не скажи: “бах” и все!.. Был случай, когда у нас за связь с партизанами, фашисты убили девятерых мужчин и од-ну беременную женщину, которая работала продавщицей в де-ревенском магазине. Вывели их посреди села, поставили пу-лемет и расстреляли.

В военные годы детей в Ломашах было по 3-5 в каждой ха-те. В школу мы ходили в Костровичи. Там было двухэтажное деревянное здание. Когда его спалили немцы, мы стали хо-дить в школу в соседнюю деревню Лыски. Там нанимали хату

у хозяина. В Ломашах жил учитель – Василий Юрьевич Бабяк, который и проводил с нами занятия в той школе. Но однажды, случилось так, что полицай застрелил пацана, который с “тор-бочкой” бежал из школы домой. Другому “хлопцу” – руку пере-били. Пьяные полицаи развлекались, стреляя по детям. По-сле этого мама меня на занятия не пустила. Школу в Лысках закрыли. Учитель Бабяк ушел в партизаны. Позже, когда фа-шисты проводили облаву на партизан, то Василия Юрьевича схватили в лесу под Козловщиной. Потом его расстреляли на Петралевичской горе.

Уроженцы деревни Ломаши сражались с немецко-фашист-скими захватчиками в 1941-45 годах. В числе погибших или про-павших без вести: А.А. и В.Ю. Бабяки, С.В. Прокопович, И.В. и Н.В. Свирепики, А.З. и И.З. Третьяки, О.Д., Д.С. и Г.А. Яговдики.

Прошли дорогами войны и вернулись живыми домой вете-раны Великой Отечественной войны: Владимир Иосифович Бутырчик, Нина Владимировна Городко, Константин Еремее-вич Громацкий, Елена Ивановна Свирепик и Севостьян Заха-рович Третьяк.

СЛАВА ЧЕЛОВЕКУ ТРУДА!

В Ломашах всегда жили трудолюбивые, жизнерадост-

ные люди. Местные жители рассказывают, что в самом начале деревни еще до войны была построена кузни-ца, кованая продукция которой пользовалась огромным спросом и во времена колхоза. В Ломашах сохранилось белое кирпичное здание, в котором долгое время нахо-дился магазин райпо. – В 1970-80-х годах, когда уже был объединенный колхоз “1 Мая”, то председателем колхоза был Валентин Антонович Мармыш, – вспоминал Петр Еремеевич. – Местные жители его очень уважали и любили. Работникам хозяйства он выделял сено, солому и все необходимое. День и ночь, в дождь и снег ходил по полям, без машины, в кирзовых сапогах и фуфайке.

Он в 4 часа уже был на ногах, все фермы обойдет, все прове-рит. Как доярки и телятницы работают, что делают полеводы.

Только потом у него появился УАЗик. Грамотный был человек, всего себя отдавал работе, не жалел сил. Сейчас таких людей практически нет.

Петр Еремеевич Третьяк всю жизнь прожил в родной де-ревне, работал в местном хозяйстве, всегда занимал ак-тивную жизненную позицию. Вместе с супругой Валентиной Степановной они вырастили и воспитали 8 детей. Радуют успехами 17 внуков и 16 правнуков. Подрастающее поколе-ние Третьяков не забывает родных и постоянно приезжает в гости на свою малую родину, чтобы насладиться здесь природной красотой местных “краявідаў і даляглядаў”, что-бы в семейном кругу с удовольствием послушать рассказы о делах давно минувших дней, местные легенды о том, что нельзя не сломать и не забыть.

  • "Слонiмскi Веснiк" 2018.
  • При использовании материалов гиперссылка (не закрытая от индексации поисковыми системами) на www.slonves.by - обязательна.