Капитан, который написал историю родной деревни

С нашим постоянным читателем, капитаном военно-воздушных сил в запасе Петром Федоровичем Середой (1934 г.р.) мы познакомились после публикации в газете материала “Цивинщина: микрорайон дворянского происхождения” (“СВ” № 12-13). Старейший житель Цивинщины Петр Федорович позвонил в редакцию, чтобы поблагодарить за статью и рассказал, что всегда интересовался историей своей родной деревни (нынешнего городского микрорайона) Цивинщина. В 2015 году он решил составить два плана деревни: до 1950-го года, на который нанесены дома, которых сегодня нет, а также современный план населенного пункта. В процессе работы он вновь общался со многими старожилами Цивинщины, воссоздавал в памяти особенности расположения домов и хозяйственных построек, узнавал подробности биографий местных жителей. В итоге Петр Федорович составил не только планы микрорайона, но, вдобавок, кратко описал историю каждого дома и каждой семьи. Получилось 70 листов рукописного текста – настоящая энциклопедия Цивинщины. Часть собранного исследователем материала мы вскоре опубликуем на страницах “СВ”, а сегодня, в канун Дня защитников Отечества, расскажем о самом Петре Федоровиче Середе и его семье.

ВОЕННАЯ ЗАКАЛКА

Детство Петра Федоровича Середы пришлось на тяжелые и трагичные годы фашистской оккупации.

“Осенью 1942 года я провалился под лед на пруду, заболел и только чудом выздоровел, – пишет в своих воспоминаниях Петр Федорович. – У меня было воспаление легких, я был практически присмерти. Отец отвез меня к русскому доктору, он дал мне лекарство и положил в больницу на ул. Комсомольская. Отец много ночей провел у моей постели. Дети в больнице умирали, но я через два месяца поправился. Ходил в школу, которая была по соседству. Учили нас по советским учебникам. Учитель приезжал из города на велосипеде. А на следующий год нас учила преподавательница из Альбертина. После освобождения Слонима, я учился в СШ № 3, что была у костела Святого Андрея, а в восьмой класс пошел уже в СШ № 2. Окончил школу в 1953 г. Тогда всех крепких парней направили в военные училища. Я поехал в город Вольск Саратовской области. Учился в 1-ом Вольском военном авиационно-техническом училище 2 года. Изучал самолеты МИГ-15 и МИГ-17. Получил звание лейтенанта-техника и был направлен на службу на Кавказ в войска ПВО. Попал на станцию Сангачалы в 50 км на юг от Баку. Мой 67-й полк ПВО был боевым. За мной закрепили МИГ-17 под номером 6 и я готовил его для полетов на боевые дежурства”.

Со своей женой – красавицей Екатериной Александровной – Петр Федорович был знаком со школьной скамьи. Они вместе учились в СШ № 2. Ее отец – Александр Глебович Платонов – старший лейтенант, командир олене-лыжной минометной роты, погиб в 1944 году в боях под городом Никель Мурманской области. Заботу о семье брата взял Алексей Алексеевич Копейкин.

Окончив военное училище, молодой лейтенант сделал Екатерине Александровне предложение. Молодожены жили в Азербайджане и Туркменистане. Петр Федорович поступил в Рижское высшее военное авиационное инженерное училище, которое окончил в 1962 г.

Хочется отметить, что Петр Федорович не единственный офицер в своей семье. Его старшая дочь – Наталья Петровна – замужем за полковником Леонидом Петровичем Дорофеем, а младшая дочь – Светлана Петровна – за капитаном Игорем Викторовичем Соболевым. Своими успехами деда радуют трое внуков и трое правнуков.

ПРАВДА НА 100 ПРОЦЕНТОВ!

По словам Петра Федоровича, в Цивинщине было 7 семей по фамилии Середа. Все они были родственниками.

“Дом № 14 (теперь № 28) – это наш дом, – пишет П.Ф. Середа. – Хозяин – мой отец Федор Степанович Середа (1900 г.р.). Между “красным уголком” и этим домом был пруд. Теперь он зарос, а лет 100 назад был с рыбой, которую возами возили в Слоним. Рядом с прудом с нашей стороны Пилип Дрозд поставил гумно. Были еще гумна Дроздов, которые сгорели осенью 1939 г. Я помню этот пожар. А Пилипово гумно раскидали лет 30 назад.

Мой отец вернулся со службы в польской армии в 1926 г. и начал строить этот дом. Польские власти дали безвозмездно 1000 злотых. Эта была огромная сумма (хорошая корова стоила 50-70 злотых, а пуд жита – 2 злотых). За эти деньги отец купил лес и начал строить дом там, где теперь стоит гумно. Однако вскоре отец получил клочек земли на другой стороне улицы и перенес туда новый дом. Применяли домкраты, катки и перетянули сруб целиком. А гумно помог построить брат матери Григорий. Мама отказалась от своей земли в Петралевичах в пользу брата, а он помог построить гумно.

В новом доме отец с моей мамой Анной справили новоселье и стали жить. В 1930 г. у них родился первенец Саша (умер от тифа в 1942 году во время оккупации), в 1934 г. осенью, когда отец был в поле и сеял рожь, родился я. Записали 15 сентября. В 1940 г. родилась дочка Шура. А в 1947 г. на Михаила родился и Миша”.

СЕМЬЯ ОТЦА

“Семья отца была большой. Его отец Степан имел трех жен, от которых имел сыновей: Хризостина, Петра, Андрея и Степана. Дед умер в 1911 г., а жил 79 лет. От третьей жены Варвары из д. Бабыничи родились мой отец Федор и дядька Григорий. Еще были дети, но они все умерли.

Мой дядька Григорий в молодости уехал из дома, жил в Питере, во время Октябрьской Революции вступил в ряды Красной Гвардии, и неизвестно где погиб. Петр уехал из дома, плавал на кораблях, до революции обоснавался в городе Хельсинки. Нашел себе пару – Аню из Вилейки. Они держали в Хельсинки кафе, а в 1918 году, когда Ленин дал свободу финнам, переехали в Таллинн, где и прожили до смерти. Петр умер в 1961 г., его жена – около 1992 г.

В 1915 г. мой отец со своей мамой Варварой вместе с другими беженцами уехали в Россию. По дороге Варвара умерла. Отцу было всего 14 лет, и он остался круглым сиротой. Старшие братья с ним связи не имели. Он попал работником к хозяину в село Пичаево Тамбовской губернии. В 1917 г. отца забрали капать окопы под Минском. Еще шла война. Тут он чуть не умер от дизентерии.

В 1922 г. отец вернулся в Цивинщину. Ему по наследству достались 4 гектара земли. Сначала он жил с братом Андреем, потом его призвали в польскую армию. Служил два года в артиллерии при лошадях. После армии жил в Цивинщине. Работал в лесу, а потом – грузчиком на вокзале. Ходил гулять к девчатам в Петралевичи. Родом оттуда была его жена, моя мама – Анна Степановна Данильчик. Она была круглая сирота. Жила при брате Грише, который имел уже свою семью. Они жили в старом доме дореволюционной постройки, а свою новую хату сдавали в аренду под школу.

Поженились родители в 1928-29 гг. и свадьбу сыграли уже в новой, нашей теперешней хате, которую отец построил сам. Внутри были крашеные полы. В Цивинщине во многих домах тогда были земляные полы.

Земли было мало – около 4 га вместе с болотом. Были полоски (некоторые до 2-х метров ширины), а в 1934-35-х гг. полоски объединили в участки. Отцу досталось 1,5 гектара пашни, 1,5 “неудобицы” – песчаной земли и 1 гектар луга. Я эту землю хорошо помню, потому что на ней работал. Мне было 17 лет, когда в деревне организовали колхоз…

За нашим домом улица переходила в дорогу на Альбертин, которую называли “мельничная дорога”. По ней ездили на мельницу в Альбертин”.

* * *

Ветеран всю жизнь серьезно занимался фотографией, в его домашнем архиве сотни снимков из разных уголков СССР. Уже в пенсионном возрасте Петр Федорович по туристическим путевкам побывал в Париже, Амстердаме и других городах Европы, но, говорит, что всегда с удовольствием возвращался домой, потому что все красоты мира никогда не заменят скромного очарования малой родины.

  • "Слонiмскi Веснiк" 2018.
  • При использовании материалов гиперссылка (не закрытая от индексации поисковыми системами) на www.slonves.by - обязательна.